Записи

Грудничковое плавание и семейный бизнес

Наши «летние» резиденты Сергей и Настя владеют сетью студий раннего плавания «Аквакласс» в Хабаровске и Москве. В своем интервью они рассказывают о создании и развитии своего дела, о плюсах и минусах семейного бизнеса и организации рабочего времени.

В коворкинге Freedom

F:  Как пришли к занятию с детьми? К созданию студии плавания?

Настя: В 2015 году случился кризис и Сергей начал искать, чем будет заниматься дальше. У него был бизнес неплохой, мы с ним благодаря ему и познакомились (хотя жили в соседних домах). Я спросила его: «Вот тебе будет 60, ты чем будешь заниматься?» И он говорит: «Вот мне будет 60 и что, я вот этим буду заниматься!?» и мы начали активный поиск.

На тот момент нашему сыну Льву было 10 месяцев, мы ходили в маленький бассейн в соседнем доме. Однажды я сказала Сергею: «Давай закроем твое агентство, а на его месте откроем бассейн». Он пожал плечами, а через пару дней пришел с билетами в Новосибирск, чтобы там изучить рынок раннего плавания. В Новосибирске огромное количество бассейнов, везде записи. Т.е. там не стоит вопрос «ходите ли вы на раннее плавание», там стоит вопрос «в какой бассейн вы ходите». И я поехала с ним решила выучиться на инструктора. Потом мы вернулись в Благовещенск и стало понятно, что здесь не откроешь то, что мы задумали. И мы как-то очень легко приняли решение о переезде в Хабаровск. Там нашли помещение через месяц. Это самое важное, нашел классное помещение —  60% успеха для быстрого старта в кармане.

F: Какие ваши основные критерии при выборе помещения? На что вы обращаете внимание?

Настя: Нам важно, чтобы это был первый этаж, не цоколь, чтобы были окна. Есть бассейны без окон, разные есть форматы и самих чаш. У нас чаши стационарные – мы их строим. Поэтому важно, чтобы покрытие пола выдерживало огромный вес. Мы консультируемся с архитектором и укрепляем пол, чтобы он выдержал много-много тонн воды, чтобы ничего не рухнуло. Помещение должно позволять проводить свои коммуникации. Мы полностью перестраиваем вентиляционную систему, ведь хорошая вентиляция — это залог того, что не будет душно, не будет лишних запахов.

Студия в Москве

F: А если не брать технические требования, какие отличия от других ваш клиент может заметить?

Настя: Наш проект, внутренние коммуникации. У нас «говорящий» дизайн, т.е. мы делаем особый педагогический дизайн, чтобы клиент, когда заходит, понимал, о чем это, что мы ему даем. Ну и, конечно, бассейн с окнами! Люди проходят мимо, заглядывают, видят всю «кухню», интересуются. Такая «живая» честная витрина.

Вот так мы и открыли первую студию в 2015 году. Я работала и инструктором по плаванию, и администратором. Потом еще и управляющей, Все это время я была еще завхозом. Это было очень…интересно)) И необычно)) Крутой опыт! Я собеседовала людей, работая в бассейне с детьми, а они стояли за бортом, иногда все мокрые и мы разговаривали))
Однажды на новогоднюю фотосессию я поехала с наполовину мокрой головой, потому что успела высушить и даже уложить только половину волос)) И фото получились отличные!! И урок для нас – любить то, что делаешь и никакие мокрые волосы не испортят «картинку».

F:  Как долго в таком режиме приходилось работать, когда не привлекали еще сотрудников?

Настя: У нас сразу была команда, но, конечно, не большая. Постепенно начали расти, привлекать и готовить своих инструкторов, администраторов, управляющих на студии. Сейчас у каждого бассейна сейчас управляющий. Сергей ездил год учиться в Сколково и постоянно был в разъездах Хабаровск-Москва, пока мы ждали нашу Алису и строили вторую студию в Хабаровске. И это было крутейшее вложение в наше развитие – у Сергея во время обучения рождались неожиданные идеи и мы пробовали их воплощать в жизнь. Так мы пришли к тому, что нам не интересно просто плавать, вода – это колоссальная среда для развития ребенка с рождения. И у нас родилась идея как расширять бизнес, создать из плавания образовательный проект.

Мы соединили плавательную траекторию с образовательной, объединили занятия на воде с развитием у ребенка четырех ключевых навыков будущего.

Мы регулярно учимся, в 2016 году мы впервые описали нашу методику работы в студиях, много пробовали и продолжаем пробовать, чтобы использовать то, что работает, а не просто красиво звучит. И вот эта образовательная траектория есть не у всех. Сейчас у нас есть свой методический центр, где мы разрабатываем программы занятий детей от 2х месяцев до 7 лет, программы подготовки сотрудников, у нас очень большая внутренняя работа с коллективом, потому что это наше «золото» компании. Чтобы работать в наших студиях, нужно пройти  входное обучение, и потом еще в активном ритме учиться около 2х месяцев. А потом дважды в год проходить регулярную аттестацию, потому что нам очень важно качество. Не каждый к этому готов. Когда открылась вторая студия в Хабаровске, мы стали выводить наше обучение в дистанционный формат, потому что уже стало понятно, что мы поедем в Москву. У нас на данный момент учатся не только наши ребята, а приходят уже практически со всей России. И не только России.

У нас есть ученики из Португалии, Вьетнама, Тайланда, Украины, Белоруссии.

F: Сколько у вас всего сейчас студий плавания?

Настя: Две в Хабаровске и четыре в Москве. Но открытие четвертой мы отложили пока в связи с коронавирусом.

F: Сколько в одной студии персонала работает?
Настя: Один управляющий, три администратора, уборщица, завхоз. На каждой студии есть координаторы, которые отвечают за ввод новых инструкторов, их подготовку и качество работы. Два методиста на сеть. Мы регулярно проводим стратегические сессии (каждые три-четыре месяца): летаем в Хабаровск, потому что там пока самая большая часть нашей команды.

У компании есть принципы, которые родились изнутри. Один из главных — это открытость. Иногда будущие сотрудники приходят и говорят: «Про вас начинаешь читать, вы какая-то там «Кремниевая долина», типа такие все креативные, классные, с высокими словами про важность команды и развитие детей. А когда приходишь в команду, то понимаешь — это реально правда!». И открытость – не просто слова, наши сотрудники знают наши выручки за месяц, за год, зарплатный фонд, траты – все цифры показываем. Потому что на стратегических сессиях важная задача – показать, как мы прожили эти три месяца, на что потратили, какие косяки у нас были как у компании и что мы собираемся со всем этим делать дальше.

F: Очень интересный подход, обычно так не делают все-таки.

Настя: А зря) Когда у нас прошла первая стратегическая сессия с командой в июне 2017 года, ребята спрашивали: «Вы чего? Вы зачем это показываете, мы же можем пойти открыть свою студию!». И у нас такое было. Мы приехали в Хабаровск, где была пара бассейнов для малышей. И были случаи, когда ребята уходили от нас и открывали свои проекты. Это неизбежно, так бывает, каждый ищет, что ему комфортно и к чему он хочет прийти, готов ли он открыть маленький бассейн или работать в сети. Здорово, когда удается сохранить с бывшими сотрудниками дружеские отношения. К сожалению, так происходит не всегда.

F: Вы же франшизы еще продаете?

Настя: Франшиза есть, но мы ее не «продаем». Работаем с входящими запросами, когда возможные партнеры приходят и говорят: «Мы хотим с вами работать, пожалуйста, продайте нам франшизу». Когда нам задают вопрос «стоит ли покупать вашу франшизу», мы говорим: «Если вы задаетесь таким вопросом, то нет, не надо». Благодаря нашему партнеру, который и создал нашу франшизу, у нас есть ощущение, что продать франшизу – это как жениться. Важно, чтобы с партнерами был создан открытый и доверительный союз. А еще вышла интересная история: наш партнер, который разработал, то есть сам написал нашу франшизу, заключал договоры с другими франчайзи, сам ее купил в этом году и уже открыл в Москве студию по нашей же франшизе. Когда мы с ним подписывали договор, он сказал: «Блин, ребята, я только когда купил, понял, какую классную франшизу мы с вами написали!!». Это восторг!

F: Я знаю, вы в Орле еще планировали обучать надомному плаванию?

Настя: Домашнее плавание – это не про заработок, просто у меня есть желание поплавать с малышами дома. Я на долгую историю одного ребенка не беру. Я поплаваю раз, два, ну четыре. Моя задача, чтобы родители сами попробовали, научились этому. Почувствовали кайф проведения времени с ребенком на воде. Одно дело просто наблюдать, а другое участвовать в этом процессе самому.

F: У орловских родителей как долго будет возможность обучиться домашнему плаванию? Как долго вы пробудете в Орле?

Настя: До конца лета. (Для записи достаточно написать Насте в Инстаграм — прим. ред.)

F: А какой у вас он-лайн проект сейчас еще?

Настя: Сейчас мы вывели в он-лайн занятия на суше, потому что в принципе процесс занятия на суше – это важный процесс подготовки любого спортсмена. Есть индивидуальные и групповые занятия плаванием для детей до 7 лет. И сейчас мы делаем параллельный он-лайн проект: занятия по развитию эмоционального интеллекта, зарядка для самых маленьких, стрейчинг, каратэ, развитие речи, ментальная арифметика и прочее.

F: Мне еще интересно узнать про коворкинги. Я так понимаю, вы много городов посещали и сколько их вообще было?

Настя: Коворкингов на самом деле было не много, потому что не везде они есть. Мы раньше каждое лето уезжали в Грузию, но в местах, где мы были никаких коворкингов не было и мы детей оставляли с няней, брали все, что нам нужно, искали классное место, где можно поработать, спрашивали про интернет, приходили и оккупировали столик в кафе.

F: Вы предпочитаете из дома уходить, чтобы работать?

Настя: Я люблю работать дома, если там есть условия: дети в саду, хороший интернет и красиво) Серёжа предпочитает коворкинги.

 F: Сергей, а вы почему коворкинги выбираете?

Сергей: У нас всегда был офис, но я сбегал куда-то. Мне важна эстетика и для работы нужно пространство, отдельное от своих людей, где меня никто не трогает.

Настя: Когда мы с ним садимся за один стол, нам невозможно работать, мы регулярно пытаемся друг другу что-то показать, чем-то поделиться)). Поэтому мы можем работать в одном пространстве, но на расстоянии.

Сергей: Коворкинг – это очень гибкая история. У нас в Москве есть переговорка, где мы все встречаемся в оффлайне, это очень удобно, вся техника есть. Такой класс офиса он мне не нужен, у нас там нет такого бюджета, нет там 200 человек. Проще раз в неделю заплатить, всех собрать, красиво, удобно, уютно…

Настя: Именно: за тебя создали уют, продумали это пространство. Я бы дома никогда не поставила такую крутую штуку (указывает на наше дерево – прим. автора), а тут я сижу и вдохновляюсь, мне это нравится. Плюс удобство. В своем офисе нужно следить за порядком, тратить на это очень много времени. Мне сложно свой рабочий стол содержать в порядке, поэтому я не беру фиксированное рабочее место, знаю, что мне тут ничего не надо оставлять, и это стимулирует организованность. Но все равно, когда ты приходишь в офис, ты там один, у тебя есть какой-то кабинет, но это расслабляет. А в коворкинге есть люди вокруг, ты смотришь «ого, они работают, я тоже так могу, давай, соберись». Или люди отдыхают. Для меня, например, это проблема, не умею от работы отойти.

Это определенный уровень жизни и, мне кажется, тем, кто никогда не пробовал работать в коворкинге, обязательно стоит попробовать, потому что это совсем другая история.

Сергей:  Тебе прям бальзам на душу, да?)

F: Ну как сказать, это же про коворкинги в общем, это не моя заслуга.

Настя: Нет, тут очень крутое место на самом деле. Мы с Серёжей вообще удивились, что в Орле есть коворкинг. Я ожидала прям… честно, не такой коворкинг… какую-нибудь там комнатку три на три.

F: Мы с этого начинали :D

Сергей: Мы ожидали коворкинг без эстетики.

Настя: Очень много коворкингов, где просто в комнате стоят столы и стулья. А фишка – всегда в мелочах. В них чувствуется забота хозяина пространства.

F: Я еще хотела спросить, как вам вообще работать вместе? Какие плюсы, какие минусы?

Настя: Плюсы: начальник и подчиненный всегда рядом, можно быстро принимать решения. Минус – смешение ролей. Нужно договариваться, какую роль я сейчас жду от Сергея, я пришла к нему как к начальнику или как к мужу. Любую штуку возьми – это и минус и плюс. У меня очень долго был бзик, что я при нем отдыхать не могу. Представь, начальник с тобой все время рядом. Его это не парит, он кофе налил и смотрит кино. А я сижу с ноутбуком в субботу, воскресенье… Я долго училась, чтобы начать отдыхать. Мы научились волевым усилием отключать разговоры по работе дома. Но это очень прикольно. Важно уметь договариваться. Мы создаем договоренности очень часто. И передоговариваемся. Сначала у нас был партнерский формат. Потом я поняла, что это не мое и стала наемным сотрудником. Потом мы обратно откатили формат. И мне кажется, мы до сих пор нащупываем этот путь, т.е. мы разделили обязанности. Я отвечаю за качество продукта, разрабатываю методические пособия, ищу какие-то новые решения. Серёжа отвечает за то, чтобы в принципе этот корабль плыл и весь миллион задач, которые есть под этой легкой фразой. Еще это тренинг личностного роста нескончаемый, прокачивается, что называется, женская мудрость.

Сергей: Плюсов гораздо больше. Это не просто, но очень интересно.

F: Какие планы по развитию?

Сергей: Ставили цель по количеству студий в этом году до начала пандемии – 19 студий, а сейчас действующих 5, есть еще в процессе стройки, но придется вносить коррективы.

F: Как вам жить в Москве?

Сергей: нам нравится жить в любом городе, где мы живем. Пока нам кайфово там, мы живем, а дальше будем смотреть.

Настя: я недавно такую фразу услышала: «Единственный способ жить в согласии с миром и с самим собой на высший категории – это любить то место, в котором ты живешь».

Офис за 5000 руб./мес. — это реально!

Прежде, чем арендовать офис, подумайте, какие еще траты вам предстоит нести. С собственником вы подпишите только договор аренды помещения, помимо этого необходимо закупить мебель, компьютер, кулер, принтер, также заключить отдельный договор с интернет-провайдером, позаботиться об уборке помещения, оплате коммунальных услуг, закупке расходных материалов. Стоимость аренды офиса в Орле колеблется от 250 до 1000 руб. за м². Заняв рабочее место в нашем коворкинге, вы получаете все вышеперечисленное за 5000 руб./месяц. Если вы будете приходить со своим ноутбуком, то всего 3500 руб./месяц! Никогда ещё вложения в офис не были такими низкими!